Одесский информационный фотоальбом
Одесса в фотографиях
Прогулки по Одессе
Экскурсии по Одессе
Фотокаталог квартир
Дом ангела, одесса детям, страница милосердия, Одесса, Веселый Маклер, VeseliyMakler

Ресурсы ТЛ "ВМ"

  • Одесский обозреватель
  • Журнал "ВМ"
  • Магия Кино
  • Блокнот Маклера
  • Библиотека одесской литературы
  • Форум ВМ
  • Photo of Odessa


  • ГЛАВНАЯ
    Прогулки по Городу
    Фотоальбом Одессы
    ФОРУМ
    РЕКЛАМА
    БИБЛИОТЕКА
    *Доска объявлений
    *Карта Одессы
    *Квартиры посуточно
    *Долгосрочная аренда
    *Летние коттеджи
    *Одесские миниатюры
    *Видео об Одессе
    *Современная Одесса
    *Одесса культурная
    *История Одессы
    *Одесса деловая
    *Морские прогулки
    *Подводные прогулки
    *Экскурсии по Одессе
    *Аэростатинг
    *Велотуризм в Одессе

    А еще у нас:

    *Замечательные места
    *Дельфинарий
    *Галереи
    *Театры
    *Музеи
    *Парки
    *Пляжи
    *Зоопарк
    *Рестораны
    *Ночные клубы
    *Концертные площадки

    Реклама на сайте



    Интересное в сети

    Елена Каракина

    Бульвар продолжается


       Запомним и мы. И вздохнув о том, как строили в XIX веке, отправимся далее. К еще одному скульптурному сооружению, колющему глаза среди красот Примоского бульвара. Это - бюст академика Глушко, одного из создателей советских ракет, космических и не только. Почему поставили памятник ему, а не кому-нибудь другому? Скажем, не Сергею Королеву, отцу советской космонавтики, который, между прочим, учился в Одессе в стройпрофшколе? Или не великому эпидемиологу доктору Хавкину, памятник которому стоит на другом континенте, в Индии, а на родине ему места не нашлось? Или еще какому-нибудь великому деятелю науки, естественной или точной, которые либо родились в Одессе, либо трудились здесь - Мечникову, Менделееву, Гамову, Крейну? На этот вопрос есть только один ответ: потому что. Потому что на родине дважды героев Советского Союза решено было ставить бюсты героев. И когда пришло Глушко время получения второго ордена, в чью-то высокопоставленную советскую голову пришло, что лучшего места, чем Приморский бульвар для безобразного бюста не найти. Не ищите ни логики, ни красоты, ни смысла в одесских статуях советского периода - все равно не найдете. В них лишь слепая прихоть, злая воля, дремучее невежество да полное непонимание города. И скрытая нелюбовь к нему. Так и красуется бюст академика Глушко на линии бульвара, получая от одесситов прозвища, большей частью нелестные и неприличные. Это памятник не лучшего времени. А по левую руку от него - небольшое, не самое дворцовое здание. Но достаточно известное. Тем, что в самом начале 1920-х годов в нем располагалась редакция газеты "Моряк".
       Газета "Моряк" выходила нелегальным листком еще до революции. Существует она по сегодняшний день. Но свой звездный час газета пережила в 1920-1921 годах, в период, когда литераторы Одессы подхваченные штромами революции, искали гаваней и маяков в резко менющейся жизни. Благодаря их участию отраслевая газетка стала, на время, одним из самых интересных, отличающимся хорошим качеством литературы периодических изданий Одессы. Любопытно, что этим сведениям мы обязаны не читателям "Моряка", а его выпускающему секретарю, Константину Георгиевичу Паустовскому. В 1958 году он написал книгу с ностальгическим названием "Время больших ожиданий". В ней причудливо сплелись правда и фантазия об Одессе начала 1920-х. Описывая газету, где начиналась его литературная деятельность, людей, с которыми ему пришлось сотрудничать, писатель не жалеет превосходных эпитетов, ярких красок и высоких слов. "Временем больших ожиданий" бредили одесситы, более того, книга вернула из небытия великого писателя Исаака Бабеля и разнесла романтическую славу Одессы по всему миру. Многие факты из книги, мелочи, детали не нашли впоследствии документального подтверждения. Но атмосфера легенды, созданной Паустовским, оказалась сильней несоответствия мелких реалий. Что с того, что "Моряк" выходил по лозунгом "Пролетарии всех морей соединяйтесь" не один день, а несколько лет? Или с того, что Исаак Бабель не печатался на страницах этой газеты? Важней то, что редакция "Моряка" стала центром, объединяющим в холодное и голодное время талантливых единомышленников. Которые могли согреть здесь не только свои смертные тела, но и разделить друг с другом тепло бессмертных душ. За спорами о поэзии и политике засиживались они в редакции до самого утра, до той поры, "когда перламутровый рассвет просыпался над морем, осторожно запевали в платанах на бульваре птицы и сильно пахло из окна маттиолой".
       "Редакция помещалась в большом особняке рядом с Воронцовским дворцом" - этот факт из книги Паустовского подтвердился. К счастью, сохранился не только особняк, где помещалась редакция, но и сам Воронцовский дворец. Между тем, этому великолепному зданию отчаянно не везло. Полностью комплекс дворца не сохранился - разрушен двухэтажный "орловский флигель". В самом же дворце в последней четверти двадцатого столетия дважды случались пожары. Может быть, потому, что этот дворец стал дворцом пионеров, а в пионерской песне поется "взвейтесь кострами синие ночи"? А может быть пожары во дворце были средством скрыть хищения, произведенные во время реставрации? Тайна эта, как говорится, покрыта мраком.
       Зато хорошо известно, что главный корпус дворца сооружался в 1824-1827 годах, а уже в 1828 здесь проходили балы и праздники. Завершено же было строительство в 1829 году. С тех пор двадцать колонн колоннады Воронцовского дворца высятся короной, венчающей обрыв. Здесь назначают свидания влюбленные, здесь фотографируются белоснежно-воздушные невесты с антрацитовопиджачными женихами. Белая на фоне голубого неба, не спасающая ни от дождя, ни от ветра ни от солнечных лучей, массивная и изящная одновременно, колоннада - завершающий аккорд бульвара. Позади нее на территории порта сейчас возвышается опора эстакады - еще один пример бездушия современной инженерной мысли. Вид на море оглуплен и испорчен. Остается повернуться спиной и взглянуть на площадь рядом с дворцом. Здесь в 1994 году появился фонтан работы Михаила Ревы "День и ночь". То, что это фонтан, вам придется поверить на слово - воды в нем не наблюдается последние лет пять. Зато памятник изумительно вписан в дворцовый ансамбль и прекрасно сочетается, что с колоннадой, что с самим дворцом. Не удивительно - одесский скульптор Михаил Рева обладает талантом не местного масштаба. Для основания фонтана он использовал весьма традиционную для Одессы вещь - мараморную чашу. Подобные служили навершием колодцев-цистерн в одесских дворах. В них хранили воду, доставлявшуюся в город из источников - до того, как в Одессе был построен первый в Российской империи водопровод. На мраморе чаши, украшенной львиными головами, написано: "famiia - urbi et orbi", то есть, семья - городу и миру. Этот девиз отлично выражет одесский менталитет первой половины XIX века. Стремление не к конфронтации - к единению. Мостик между людьми.
       От пустующей чаши фонтана всего несколько шагов - и мы на настоящем мосту. Легкий, как луч, тугой, как струна, изящный как стрела, он соединяет две части бульвара, лежащие по разные стороны бывшей Военной балки, ныне Военного спуска. Вот несомненная удача градостроительства конца 1960-х - начала 1970-х! Носит он неожиданное имя - "Тещин". Потому что мэр, при котором строился мост, жил по одну сторону бульвара, а мать его жены по другую. Вот мост и был перекинут для того, чтобы мэр мог избежать лишнего физического напряжения, спускаясь и поднимаясь по лестницам, чтобы навесить свою тещу. Конечно, у мэра, или, как он тогда назывался, первого секретаря Одесского горисполкома, был служебный автомобиль. Но название оказалось остроумным и уже тридцать лет "приклеено" к мосту. С середины которого так хорошо любоваться видом и на море и на город, для чего достаточно лишь поворота головы. "Тещин" мост изумительно "рифмуется" с Сабанеевым, отсоящим от него на квартал вглубь города. Из разных веков перекликаются они, разделенные кварталом Военного спуска, как два брата, старший и младший. Вообще, в Одессе больше мостов, чем можно предположить, учитывая ее "степное" происхождение. Великие города сказочно располагаются на "семи холмах". В Одессе роль этих холмов сыграли овраги или балки, как их называли в XIX веке. Вот мосты и соединияют склоны бывших оврагов. Есть даже незримые мосты, спрятанные растущим городом под землю. Но бульварный мост открыт всем взорам и всем ветрам. А под ним притаился двор, показавшийся настолько типично одесским режиссеру Михаилу Швейцеру, что здесь снимались эпизоды его великолепной киноленты "Золотой теленок". По одноименному роману И.Ильфа и Е.Петрова.
       В "Золотом теленке", где под прозрачным именем Черноморска знаменитые соавторы-сатирики вывели Одессу, легко поддается расшифровке топонимика города, узнаваемы улицы и адреса. Но конкретно этого двора, за жизнью которого любопытствующие могут следить с "Тещиного" моста, в романе нет. Впрочем, так ли уж это важно? Со времени появления романа все одесситы хоть чуточку чувствуют себя его персонажами. А цитаты из Ильфа и Петрова могут составить путеводитель по Одессе. Например такая: "Странный город, куда памятники навезли с кладбища... Кладбищенская архитектура очень украсила Одессу." Это замечание Ильи Ильфа относится к 1928 году. Но невозможно не вспомнить его и в 2001, глядя на мини-заповедник, начинающийся прямо за мостом. Сюда из разных мест города зачем-то были свезены элементы городского декора, как-то: парковая ажурная беседка, бронзовый грифон, "горбатый" деревянный мостик, мраморное навершие колодца, фигура скорбящей женщины, явно служившая когда-то надгробьем. Среди всей этой немыслимой роскоши, которая "очень украсила" пейзаж, живет-поживает кафе. С какой стати свалка парково-кладбищенских украшений претенциозно названа "уголком старой Одессы" можно только гадать. Зато "уголок" пользуется большим успехом у новобрачных и туристов, доказывая количеством фотографий, сделанных на этом месте, любопытную истину - мода сильней красоты. Потому что совсем рядом - улица, носящая имя Николая Васильевича Гоголя и изобилующая красотами архитектуры. На нее-то мы и свернем. Можно было бы, правда, и дальше пройтись по бульвару, до самого его конца. Вторая его часть, менее нарядная, менее парадная, несущая на себе меты утрат, новостроек и даже предприятий, тем не менее и уютна и любопытна. Да и вид на Одесский залив и порт искупает недостатки и недостачи суши. Тем более, что и здесь найдутся еще замечательные сооружения. Во-первых Шахский дворц, выходящий как на улицу Гоголя, так и на бульвар. Еще недавно дворец служил Домом народного творчества, но теперь сменил хозяина и подвергся очень европейскому ремонту и в меру азиатской реставрации с непременной вырубкой окрестных деревьев.




    SITE PARTNERS: Сильфонный компенсатор ду100