Одесский информационный фотоальбом
Одесса в фотографиях
Прогулки по Одессе
Экскурсии по Одессе
Фотокаталог квартир
Дом ангела, одесса детям, страница милосердия, Одесса, Веселый Маклер, VeseliyMakler

Ресурсы ТЛ "ВМ"

  • Одесский обозреватель
  • Журнал "ВМ"
  • Магия Кино
  • Блокнот Маклера
  • Библиотека одесской литературы
  • Форум ВМ
  • Photo of Odessa


  • ГЛАВНАЯ
    Прогулки по Городу
    Фотоальбом Одессы
    ФОРУМ
    РЕКЛАМА
    БИБЛИОТЕКА
    *Доска объявлений
    *Карта Одессы
    *Квартиры посуточно
    *Долгосрочная аренда
    *Летние коттеджи
    *Одесские миниатюры
    *Видео об Одессе
    *Современная Одесса
    *Одесса культурная
    *История Одессы
    *Одесса деловая
    *Морские прогулки
    *Подводные прогулки
    *Экскурсии по Одессе
    *Аэростатинг
    *Велотуризм в Одессе

    А еще у нас:

    *Замечательные места
    *Дельфинарий
    *Галереи
    *Театры
    *Музеи
    *Парки
    *Пляжи
    *Зоопарк
    *Рестораны
    *Ночные клубы
    *Концертные площадки

    Реклама на сайте



    Интересное в сети

    Елена Каракина

    Имени Екатерины


       Отсчет достопримечательностей двух кварталов Екатерининской, которые нам предстоит преодолеть, стоит начать с призрака киоска "Союзпечати". Киоск был замечателен не потому, что пятнадцать лет назад ассортимент печатной его продукции отличался от прочих. А потому что торговал в нем старик-еврей, превращавший безобидную рекламу газет в небольшое, но ехидное представление, попахивавшее антисоветчиной. Привлекая внимание прохожих, он выкрикивал с характерными одесскими интонациями: "Правды" нет, "Советская Россия" кончилась, остался только "Труд" за две копейки". Некогда "говорящие" названия газет вышли из моды, шоу на этом месте больше никто не устраивает, поэтому отправимся к перекрестку Екатерининской и Ланжероновской, где витают еще два призрака. Даже и не совсем призрака - ведь здания сохранились. Изменилось лишь их содержание, наполнение. В этих домах, один из которых являет великолепный образец модерна, а другой, тоже в стиле модерн, с легкой руки дилетанта представляет образец псевдоготики, когда-то билось живое сердце Одессы. Между тем здесь размещались не какие-нибудь официальные учреждения, не тетары, не биржа. Это были кафе, прославившиеся под именами "Фанкони" и "Робина". Если стоять лицом к Екатерининской площади, "Фанкони" от нас по правую руку, а "Робина" - по левую. И, если доверять писателям и мемуаристам - Исааку Бабелю, Валентину Катаеву, Дону Аминадо, а также Илье Ильфу и Евгению Петрову, да и не только им, а всему срезу одесской журналистики первых десятилетий двадцатого века, то "Фанкони" и "Робина" были и биржей, и театром и даже чем-то вроде муниципалитета. А также живой газетой и генератором общественного мнения.
       У "Фанкони" - летом на веранде, зимой внутри залов - собирались деловые люди - от серьезных биржевеков, до совсем уж мелких биржевых зайцев, "лапетутников" и "людей воздуха" Здесь за чашкой кофе заключались солидные сделки и уж вовсе пустячные. А через дорогу напротив, в "Робина" зажигались звезды одесского шансона, проводились благотворительные аукционы, и происходящее в обеих кафе служило неизменным источником для упражнений в остроте ума одесских журналистов. Хотя восемь десятков лет минуло, с тех пор как "Фанкони" и "Робина" утратили свое общественное значение, память об их пышности и блеске не растворилась, не исчезла за бурными и страшными событиями XX века. И одессит, гуляющий с ребенком, проходя мимо не преминет сказать: "Посмотри, здесь когда-то было знаменитое кафе "Фанкони". Чем знаменитое? Чтобы это узнать, и почувствовать, достаточно открыть "Золотого теленка", главу о пикейных жилетах. Или сцену из "Заката" Бабеля. Герой другого произведения Бабеля выведет нас прямо на Екатерининскую площадь. Втрое здание от угла по нечетной стороне. На нем сохранилась вмурованная в стену табличка "Архитектор Г. К. Шейрембранд, 1891". Но нет таблички о том, что здесь в начале 1920-х размещалось ЧК. Отчего у карательных органов, при откровенной неприязни к людям искусства, такое странное пристрастие к красивейшим городским ансамблям? ЧК заняло и дом N8 по Екатерининской площади. А во время Второй мировой здесь поселилась сигуранца - румынская полиция. Благо ничего не нужно было менять - кабинеты и казематы подходили обеим властям.
       Во дворе дома, который построил архитектор Шейрембранд расстреляли Фроима Грача. "Фроим Грач" - быть может самый печально-провидческий из "Одесских рассказов" Исаака Бабеля. Обозначивший то, что для новой власти - все люди одинаковы, что она "бьет орлов" чтобы "остаться со смитьем", и что она будет играть со своими жертвами как кошка мышью, вначале предлагая им рюмку коньяка, ну а свинцовую пулю уже на закуску. Фроим Грач литературный герой. Но он бы не был написан Бабелем, если бы вполне реальные люди не встречали свою мученическую смерть в стенах этого здания.
       Как и в стенах здания напротив. И похожи они не только тем, что южным барокко украшают великолепнейшую из площадей Одессы, но и тем, что нет на них мемориальных досок, а полный список жертв неизвестен.
       Как-то не хочется думать о печальном, стоя на Екатерининской площади. Уж больно она хороша. В двух шагах от нее, в Сабанеевском переулке, стоит здание построенное в 1938 - 1939 годах. Это музыкальная школа им. П. С. Столярского. Великий учитель музыки, ставший персонажем того же Исаака Бабеля под именем Загурского в рассказе "Пробуждение", говорят, повстречал как-то в городе своего бывшего незадачливого ученика (читавшие рассказ знают, чем закончились для его лирического героя уроки скрипичной музыки). Столярский пригласил его в класс. Исаак Эммануилович, бывший к тому времени уже всемирно известным писателем, согласился придти. Чего ожидало ненасытное любопыство Бабеля от встречи, можно только гадать. Но наверняка не того, что произошло. Столярский представил детям-музыкантам знаменитого писателя так: "Смотрите дети, это Изя Бабель, который не взял в своей жизни ни одной правильной ноты на скрипке!" Забавно, но сам Петр Соломонович, не извлекший, скорей всего ни одной неверной ноты из своего музыкального инструмента, так и не научился владеть инструментом, которым Исаак Эммануилович владел в совершенстве - русским языком. До конца дней своих Столярский вместо "школа моего имени" произносил со стопроцентным одесским акцентом "школа имени мене". Впрочем, репутации школы это совсем не вредило. И по сей день она выпускает из своих классов блистательных музыкантов. Они становятся лауреатами Международных конкурсов, получают, так сказать, признание мировой музыкальной общественности. Жаль только, что на родине, в Одессе они часто оказываются не у дел и, зачастую вынуждены искать счастья и просто элементарного заработка вне пределов родного города. Да и страны. Что-то опять грустно получается. Чтобы чуть развеяться, поглядим на порт с Сабанеева моста. Он был выстроен (мост, а не порт, конечно), как сообщает мраморная табличка в 1836 году. А сто пятьдесят лет спустя одессит и поэт Миша Векслер написал о нем такое пронзительное четверостишье:

    Есть и выше мосты и длиннее,
    И древнее на тысячу лет.
    Только этот - такой Сабанеев,
    Что его сабанеевей нет.

       Если перевести язык стиха на язык народной мудрости, выйдет пословица: "Не по хорошу мил, а по милу хорош". Хотя Сабанеев мост и одноименный переулок хороши, даже если смотреть на них беспристрастными глазами. Нынешний Дому ученых, построенный как картинная галерея, был спроектирован теми же архитекторами, что и здание Оперного театра. Правда, сам дом был выстроен спустя десятилетие, в 1896-1897 гг. под руководством того же Г. К. Шейрембранда, творением которого мы любовались на Екатерининской площади. Сохранились интереьеры здания, залы и гостиные, которые отличаются "пышным убранством в стиле итальянского барокко XVII века". Частично сохранились даже витражи. Чего нельзя сказть о здании напротив. А ведь тоже дворец - с лестницами белого мрамора, перилами темного дуба. Но его постигла судьба большинства дворцов, становивишихся советскими учреждениями, сбитая лепнина, стертая позолота, уничтоженные росписи, вульгарная перепланировка внутренних помещений. Что-то о веселом и жизнерадостном совсем не получается. Да это и не удивительно. Мы вернемеся на Екатерининскую площадь и попытаемся понять почему. Ну, во-первых, почему площадь - Екатерининская. Здесь стоял храм Св. Екатерины. Достроен он не был. А потом на том же месте стоял памятник Екатерине Великой, императрице, которой город Одесса обязан своим появлением. Изваяние работы скульптора Эдуардса стояло на цокольном пьедестале с высоты которого бронзовая матушка-государыня указывала на дело рук своих, точ¦ ней - в сторону Дерибасовской. У ног Екатерины стояли четыре бронзовые фигуры людей, причастных к строительству города - Потемкина, Зубова, Дерибаса и Деволана. Стоит ли говорить о том, что скульптурное сооружение идеально вписывалось в барочнную архитектуру площади? Что замечательно перекликалось со статуей герцога Ришелье? Но местные власти не могли потерпеть такого безобразия - памятника императрице в советском городе. В Петербурге почему-то это было терпимо, и стоит до сих пор похожий на одесский монумент, украшающий, конечно же украшающий сквер, в просторечии именуемый "Катькиным". А в Одессе памятник снесли в 1920-х. Говорят, для этого благого архитектурного начинания не поленились проложить рельсы из порта, через Военный спуск. И паровозом тянули скульптурное произведение с насиженного, пардон, настоянного пьедестала. И стянули, для того чтобы в 1965 поставить уродливое чудовище - памятник "Восстания на броненосце "Потемкин". Которое и скульптурным-то произведением можно назвать только под наркозом.
       Остатки памятника Екатерине стоят сейчас во дворе Одесского историко-краеведческого музея, что на улице Гаванной, в здании бывшего купеческого клуба. Сохранился бюст императрицы и все четыре статуи ее сподвижников. Одно время, в начале 1990-х, поговаривали о восстановлении памятника, но для современной Украины русская царица, которая ввела здесь крепостное право слишком одиозная фигура. Да и финасовое положение города оставляет мягко говоря, желать лучшего. Одиозная же скульптура потемкинцев на Екатерининской площади служила, как и многие другие, предметом насмешек, поводом для забавных историй и анекдотов. Она, конечно, площади не украшала, но не мешала любоваться ее великолепием. До поры до времени. До возведения нового монстра. Да, речь все о том же злополучном здании гостиницы "Одесса-Кемпинский" на территории морского вокзала. Екатерининская площадь, раньше открытая морю, оказалась этим зданием заперта, что весьма символично для сегодняшнего состояния Одессы. Кажется, что на площади нечем дышать. Пропала задавленная громадой статуя Дюка, пропала лестница, пропал архитектурный ансамбль бульвара и площади. Стой небоскреб гостиницы в ином месте - им бы хвастались и гордились, он совсем неплох. Если абстрагиро¦ ваться от ситуации, можно смело назвать это здание красивым. Но пока оно здесь - остается лишь выискивать ракурсы, чтобы снова увидеть настоящую Одессу. Выискивать ракурсы и молиться, чтобы какое нибудь шалое цунами забрело нечаянно в Черное море. И остановилось ненадолго, совсем ненадолго, всего на несколько минут, в гостинице на одесском морском вокзале. И вместо того, чтобы еще раз восхититься видом бульвара, площади, Дюка и моря, повернемся к нему спиной и отправимся назад, к Театральному переулку, где еще не все потеряно. А по дороге взглянем на мозаику прямо на фасаде дома - мы ведь не заметили ее, пока шли к площади.
       Заметить роскошный женский портрет на Екатерининской 1, на фасаде дома работы архитектора Кабиольского не так уж и сложно ­ мозаика вынесена на самое видное место. Но и не так просто даже не потому, что ее заслоняют ветки деревьев, а потому, что никто не ждет, чтобы фасады домов были украшены мозаичными панно. Одесса балует зрителя изобилием архитектурных украшений статуями, барельефами, горельефами, изразцами, но дому на Екатерининской, 1, бесспорно, стоит отдать приз за оригинальность фасадного дизайна.
       Насчет того, кто именно изображен на фасаде существует несколько версий. Большинство утверждает что это портрет Екатерины Великой. В этом мнении сказалось влияние названия улицы. Много лет на планах Одессы улица обозначалсь как "Карла Маркса". А красотка с мозаичного портрета на первом из ее домов нашептывала на ушко настоящее имя улицы - Екатерининская, Екатерининская, Екатерининская... Вот и ее стали со временем считать портретом императрицы. Между тем, если внимательно рассмотреть изображение, становится ясно - на панно изображен часто повторяющийся в одесской архитектуре символ покровительницы города богини удачи и изобилия. Правда, атрибутика, окружающая ее, несколько нетрадиционна - колеса, шестерни, гусеничный тракт. В этом чувствуется веяние прогресса и, возможно, сказался род занятий хозяина дома. Кто послужил натурой для создания портрета? Явно не императрица. Скорей всего, дама из окружения домовладельца, может быть супруга или дочь. Или любимая кузина. И портрет на фасаде преследовал не только эстетическую, но и рекламную цель. Реклама, как показало время, оказалась не столько эффективной, сколько эффектной. Она пережила и предприятие и его владельца и стала, в конце-концов, неожиданной деталью урбанистического пейзажа, произведением искусства. Муза одержала верх над меркантильными соображениями.




    SITE PARTNERS: спа отель Аврора