Одесский информационный фотоальбом
Одесса в фотографиях
Прогулки по Одессе
Экскурсии по Одессе
Фотокаталог квартир
Дом ангела, одесса детям, страница милосердия, Одесса, Веселый Маклер, VeseliyMakler

Ресурсы ТЛ "ВМ"

  • Одесский обозреватель
  • Журнал "ВМ"
  • Магия Кино
  • Блокнот Маклера
  • Библиотека одесской литературы
  • Форум ВМ
  • Photo of Odessa


  • ГЛАВНАЯ
    Прогулки по Городу
    Фотоальбом Одессы
    ФОРУМ
    РЕКЛАМА
    БИБЛИОТЕКА
    *Доска объявлений
    *Карта Одессы
    *Квартиры посуточно
    *Долгосрочная аренда
    *Летние коттеджи
    *Одесские миниатюры
    *Видео об Одессе
    *Современная Одесса
    *Одесса культурная
    *История Одессы
    *Одесса деловая
    *Морские прогулки
    *Подводные прогулки
    *Экскурсии по Одессе
    *Аэростатинг
    *Велотуризм в Одессе

    А еще у нас:

    *Замечательные места
    *Дельфинарий
    *Галереи
    *Театры
    *Музеи
    *Парки
    *Пляжи
    *Зоопарк
    *Рестораны
    *Ночные клубы
    *Концертные площадки

    Реклама на сайте



    Интересное в сети

    Елена Каракина

    Не дальше, чем до Еврейской


       Вокзал выбран исключительно как ориентир. Еще никто никуда не едет. И мы не едем, мы идем вдоль Ришельевской. Мимо зеркальных дверей госбанка - остатков былой роскоши начала улицы, которую Жаботинский называл "верховной артерией черноморской торговли". Мимо роскошных витрин престижных кафе и не менее престижных магазинов. Говорят, немногие города Украины могут сегодня похвастаться таким изобилием вывесок и реклам всемирно известных фирм на своих улицах. Не догоним, так хоть согреемся, не зайдем внутрь, так хоть полюбуемся. Вот как живет цивилизованная Европа! Или не совсем так? Здесь на Ришельевской, может как нигде заметны контрасты между роскошно отделанными первыми этажами, где торжествует капитализм, и верхними, пребывающими в социалистическом запустении. Впрочем, на Греческой это тоже заметно. А мы уже на углу Греческой и если взглянем направо, то увидим еще одну достопримечательность Одессы - самый длинный в мире балкон. Непрерывной линией он опоясывает здание, занимающее треть квартала по Греческой и столько же - по Екатерининской. Может быть, в течение двадцатого столетия, отмеченного грандиозностью строительных сооружений, возникли балконы и подлиннее. Скажем, где-нибудь в Австралии или в Содиненных штатах. Но, во всяком случае, в начале века, балкон именно этого дома считался рекордсменом среди прочих. Жаль, книги Гиннеса на него не нашлось, ну да мы и так в курсе.
       Слева по Греческой вдалеке виднеется Строгоновский мост, маня нас отправиться туда, откуда открывается вид на море, на порт, на городские крыши. Но мы не поддадимся искушению, перейдем дорогу, минуем дом по Ришельевской, 12 известный в 1930-х 1960-х, как дом бывших политкаторжан. Это еще одна перевернутая страница истории города. Советская власть некогда предоставляла в нем квартиры революционерам, отбывшим сроки на царской каторге. В конце 1930-х некоторым жильцам этого дома предоставилась возможность ощутить перелести каторги советской. Но чудом обошлось. Человек, бывший политкаторжанин, которого заставляли подписать донос на своих товарищей по каторге, о том, что они идийские, японские или еще какие-то там шпионы, отказался сделать это. Больше того, выведенный из себя издевательствами следователя, он выбросился в окно. Обошлось. Окно в здании НКВД не зря было открыто и не зарешечено, гостеприимно предлагая выход из казалось бы безвыходной ситуации. Под окном была натянута сетка. Психологический прессинг был продуман до мелочей. Но зубр-политкаторжанин, тем не менее, оказался не по зубам молодому следователю. Даже после неудавшейся попытки самоубийства, он не подписал необходимых бумаг. Политкаторжан оставили в покое, они уцелели в вихре Большого террора. Чего нельзя сказать о жильце дома по Ришельевской, 17. И не то, чтобы гибель этого человека в тридцатые годы в Советском Союзе была чем-то экстраординарным. Если бы задаться целью вспомнить каждого увезенного в ночь "черным воронком", на это могла бы уйти целая жизнь. Просто тот, о ком идет речь, пожалуй самый известный из жителей Одессы - Исаак Бабель. А Ришельевская, 17 - один из его одесских адресов.
       Для того, чтобы подойти к его дому нам придется пересечь улицу Ивана Бунина. Появление этого названия - не возвращение улице прежнего имени, а результат компромисса. Стоит заметить, что в возвращении улицам прежних имен мы не найдем строгой системы. Иногда "первичные" названия возвращались прямо-таки с чрезмерной скурпулезностью. Не могло не вызвать улыбки такое собщение: "переулку Кооперативный присвоено его историческое имя Лавочный". Или "скверу имени Чарльза Дарвина возвращено прежнее название - Пале-Рояль". Любопытно, кто из одесситов знал, что Пале-Рояль носил имя создателя теории эволюции? Среди прочих казусов переименований нового в старое и старого - в новое, оказалась и улица, названная теперь именем великого писателя, лауреата Нобелевской премии в области литературы, академика, Ивана Алексеевича Бунина.
       Хотя никто никогда не осмелился бы назвать Ивана Бунина одесситом, тем не менее, этот замечательный человек был тесно связан с "королевой Юга". Точнее, нежно привязан к Одессе. Он приезжает сюда впервые в 1896 году. И с этого момента каждый его год, сколько их ему еще оставалось провести на родине, отмечен приездом в Одессу. Здесь он женится на Анне Николаевне Цакни, дочери редактора газеты "Южное обозрение". Здесь живут его близкие друзья - художники П. Нилус и Е. Буковецкий. Здесь он проводит 1918-1920 годы, и пишет "Окаянные дни" - литературный дневник, обвинительный акт, свидетельство гибели пышного и щедрого мира, сметенного революцией.
       Но на улице, на которой мы сейчас находимся, нет никаких особых ориентиров, связанных с Буниным. На других улицах - на Княжеской, Херсонской, Ланжероновской и Садовой мы можем назвать номера домов, где жил или бывал писатель. Казалось бы, логично присвоить его имя какой-нибудь из этих улиц. Но это бы сильно нарушило историческую топонимику. Зато с названием улицы, этой, пересекающейся с Ришельевской, где мы сейчас стоим, существовала некоторая неясность. Вообще-то, в памяти старых одесситов, она была Полицейской. Правда, после русско-японской войны, ее переименовали в Кондратенко, по фамилии погибшего генерала, героя этой войны. После революции она носила имя Розы. Естественно, революционной Розы - Люксембург. Ни одно из прежних названий не годилось: Полицейская - как-то чересчур режимно, Кондратенко - уже давно забыто и непонятно, а революционные деятели стали пресонами non grata. И Бунин, которого когда-то, в конце 1970-х один из деиректоров Литературного музея собирался вышвырнуть из тематико-экспозиционного плана музея как предателя и белоэмигранта, оказался самой подходящей кандидатурой. Вот улица и носит имя Бунина. А на ней, по адресу Кондратенко 21, находилась посредническая контора, владельцем которой был сквирский мещанин Бабель Эммануил Исаакович.
       Здание не сохранилось. Ныне под этим номером - дом, выстроенный в 1950-х. Но "справочная книга о купцах первой и второй гильдии, получивших на 1912 год купеческие и промысловые свидетельства по городу Одессе на торговые и промышленные предприятия высших разрядов", в которой приведен адрес посреднеческой конторы Э. И. Бабеля, подсказывает нам, что семья жила в одном лишь квартале от места работы отца.
       Мемориальная табличка, теряющася на стене дома по Ришельевской, 17, сообщает любителям читать таковые: "У цьому будинку проживав з 1905 по 1924 р. радянський письменник Iсак Емануiлович Бабель (1894-1941). Если отнести эпитет "радянський" (советский) к периодизации, то в тексте всего лишь две фактографические ошибки. Не в укор авторам текста - легко представить, каких трудов в 1960-х стоило добиться разрешения советских властей на укрепление этого мемориального знака, и каким торжеством в сердцах многих одесситов отозвалось его появление. В последней ошибке - неточной дате смерти Бабеля винить можно исключительно карательные органы. Даже вдова Бабеля, Антонина Николаевна Пирожкова называла годом гибели писателя 1941-й. Именно эта дата была проставлена на свидетельстве о смерти Бабеля, выданной районым отделением московского загса.
       Лишь в 1984 году Политиздат выпустил отрывной календарь, где была указана настоящая дата ухода из жизни Исаака Эммануиловича - 1940-й год. Документально цифра была подтверждена лишь с перестройкой исследователями, допущенными в скрытые доселе архивы КГБ. А первую ошибку - "проживал с 1905 по 1924" - можно отнести за счет краткости текста, который может уместиться на маленьком пространстве мемориального мрамора. Исаак Эммануилович уехал из Одессы много раньше. Сначала в Киев, учиться в коммерческом институте, потом в Петербург, в поисках литературного признания. В 1924-м, после смерти отца, увез семью из Одессы.
       Квартира Бабелей на четвертом этаже не сохранилась. Помещение поделено на клетушки-комнатушки коммунальной квартиры. Даже камин, помнивший прикосновения рук легендарного одессита, снят с места и находится теперь в одной из частных коллекций города. Так что о том, какой была квартира Бабеля можно судить лишь по осколкам воспоминаний. И фантазировать, каким бы мог стать мемориальный музей Бабеля в Одессе, если бы... Впрочем, фантазировать можно и по другому поводу - какую из двух ближайших синагог посещала семья Исаака Эммануиловича. То, что посещала - в этом можно не сомневаться. Это явствует из автобиографии Бабеля: "По настоянию отца изучал до шестнадцати лет еврейский язык, Библию, Талмуд". Из прозы Бабеля тоже ясно, что суббота была для него не обычным днем недели. Которую же из двух семья выбрала - Бродскую, на квартал вниз от Ришельевской, или Главную - опять же через квартал, на углу Ришельевской и Еврейской?
       Мы же выберем направление к Главной синагоге - Бродской мы уже любовались, проходя по Пушкинской. Главной синагогой тоже нетрудно залюбоваться. Она была выстроена архитектором Ф. О. Моранди, который заодно занимался позднейшей реконструкцией здания биржи на Приморском бульваре. Лейтмотив Одессы - эклетика, отразился в архитектуре здания, где сочетаются флорентийский и романский стили. Если предшественница нынешней синагоги, стоявшая на этом же месте и тоже носившая имя и выполнявшая назначение Главной, порождала постоянные упреки в адрес еврейской общины Одессы, то новая, выстроеная в 1850 году, вызвала всеобщее восхищение. Грандиозность и пышность здания, могущего принять большое число молящихся, поражала воображение современников. На церемонии торжественного открытия синагоги пел хор, под руководством знаменитого кантора Нисана Блюменталя, который первым ввел в синагогах России хоровое пение.
       После революции Главная синагога Одессы не избежала печальной судьбы культовых сооружений. В ней устроили музей природы. Знаменательно, что во время фашистсткой оккупации Одессы, музей, разграбленный после того, как из здания в результате бомбежки вылетели стекла, этот музей собирались возобновить. А после освобождения Одессы, после войны, здание было передано педагогическому институту. В главном зале синагоги был устроен спортивный зал. Там играли в баскетбол. До сих пор сквозь слои свежей краски проступает лозунг, впечатляющий глубиной содержания: "Спортивные игры - ворота в спорт". Но, похоже, недолго ему осталось напоминать об осквернении дома молитвы.
       Синагога была возвращена еврейской общине, и главный раввин Одессы Шломо Бакшт буквально совершает чудеса, чтобы в нынешних экономических условиях вернуть синагоге былой облик. (То же можно сказать и синагоге Хабада на улице Осипова, буквально поднятой из руин). По восстановлению синагог можно судить о возрождении жизни еврейской общины города. В Главной синагоге появилась миква для совершения ритуальных омовений - кажется первая на территории современной Украины. Бог даст, пройдет еще совсем немного лет и мы увидим Главную синагогу такой, какой увидели ее горожане полтора столетия тому назад. Но и прошлое не забудется. свидетельство тому - мемориальная табличка при входе в синагогу с именами раввинов, меламедов, канторов, ставших жертвами репрессий конца 1930-х годов.
       И может быть, именно здесь, у Главной синагоги и стоило бы завершить наши прогулки по городу - великолепная была бы точка, исполненная веры в будущее, да и ноги уже гудят. Но жаль расставаться. Тем более, что Одессы, разноликой и удивительной еще так много. Да и еврей как известно, прощается и не уходит. И поэтому, отдаляя прощание, мы поднимемся вверх по Еврейской улице.




    SITE PARTNERS: Изготовление печатей м юго западная. Изготовление печати м юго западная. ! !Купить теплые полы дешево teplovpolu.ru